Львів — Москва до Тернополя

7:30 Я виходжу з підземного переходу, якраз біля 12-го вагону свого поїзда.

7:33 Я заходжу в своє купе:
— Добрий день!
— Добрый день! — відповідає сорока шестирічний Віталій Ніколаєвич, що вжить 126 кілограмів і просить перейти на ти, та вертається з Трускавця до свого рідного Желєзногорск. Воичку трохи пив, бо камінь минулого року тяжко виходив.
— Такой боли, Петя, я ещё не чусвовал, хотя вот апендицыт резали, не так болело — при цьому показує на величезний шрам з правого боку на пузі, весь час Віталік сидить з голим торсом, футболку вдягає два рази при спробі піти у вбиральню вмитися — понравилось в санатории, впервые здесь, но очень хорошо, подлечился, по питанию все детально рассказали.

Через дві три фрази переходимо на російську, мені попрактикуватись, та й  співбесідник не завжди розуміє українську.

— Я в молодости в Одессе в мореходке учился, Первое образование. То додому в Курск сколько не пытался быстрее 20-24 часов не получалось. Потом меня молодого папа поставил начальником снабжения. Было необычно что в два разы старшие дяьки ко мне на Вы. Но потом понял что так должно и быть. Правда потом за полгода меня съели. А потом и карьерного роста не было. Потом пошёл на стройку…

Переді мною сидів такий простодушний мешканець  російської провінції, в котрого час від часу проскакувало слово блять, та водночас усмішка на обличчі.

— Вот мне оставалось полгоа на стройке чтоб получить двухкомнатную квартиру, а потом пришёл 91 год. Повезло что я всегда был комсоргом. Дали малосемейку. Позже с доплатой поменял на двухкомнатную.

— Тут окно не открывается, я пробовал, но у меня есть инструмент, я потом поколупаюсь. — дістає складеного ножа, з якого можна добути також викрутку і пласкогубці. Пласкогубцями крутить щось на вікні і воно відкривається. — Вот этот ножик, когда работал спасателем в МЧС всегда меня выручал. Вот если б настоящий, швейцарский, но наверно и стоит он ого го. А так вот такой есть.  Я жил в ментовском санатории Перлина Прикарпатья, на седьмом этаже. То первую неделю туда и назад пешком ходил. Так там кровати такие скрипучие. В первый день так уснул из-за того что устал с дороги, а потом вытянул свой ножих и решил чуть покрутить кровать. Там подтянул, там одтянул. Чуть меньше начало скрипеть, но все равно. Ты знаешь, эти их кровати свареные из уголка наверное и зеки делали.

— В автобусе тяжело ехать, там если не выпьешь ехать просто невозможно.

9:12
— Петь, а как на счет сто грамм? — дістає зверху дві напівпорожні пластикові пляшки одну з мінеральною водою, а другу трохи підфарбовану. — Это обычная водка, я просто туда добавил чуть яблочного сока. — Нарізає огірок і ковбасу — Это телячья, доктолр сказал только телячью и не очень жирную, и сало говорит не очеь есть, вот от пива прийдется отказатся. Ну что, будем.

— Я вот эти соцсети, одноклассники, в кругу друзей, не понимаю.Вот пишет мне один на имейл «почему ты не хочешь со мной общатся?», я беру телефон, набираю его номер, говорю привет, давай пообщаемся, или если нет сейчас времени, давай, завтра встретимся. А так эти соцсети, не понимаю.

— Ну ладно, давай по крайней, больше пить не буду, надо еще выспатся, в Брянске пол третьего ночи, а там еще 200 километров к дому.

7:41 Тернопіль!
— Щасливої дороги!

P.S. Всі помилки, особливо в -тся, -ться на моїй совісті.